Что стоит за ценой хлеба

27 апреля 2010, 14:45
Сегодня в Нижнем Новгороде хлебобулочных изделий производится на 40% больше, чем могут освоить потребители. Отрасль не сегментирована, в результате малый и крупный бизнес конкурируют не в равных условиях.

Хлебопечение отдано на откуп рынку, который и формирует цену, — это общее мнение экспертов круглого стола, организованного НП “Центр социально-консервативной политики” по инициативе “Российской Гильдии пекарей и кондитеров”. Исполнительный директор ОАО “Каравай” Елена Григоренко рассказала, что предприятия отрасли работают в условиях отсутствия информации о состоянии рынка — официальная статистика по крупным, средним и малым предприятиям закрыта. Директор департамента экономики, планирования и предпринимательства администрации Нижнего Новгорода Владимир Белявский уточнил, что доступа к статистике отрасли нет даже у административных ресурсов, поэтому и отслеживать развитие малого и среднего бизнес сложно: “В Нижнем Новгороде работают порядка 10 тысяч малых и около 200 средних предприятий пищевой промышленности. 20% малых предприятий за год исчезает и появляется. Статистика по индивидуальным предпринимателям вообще отсутствует”.

Еще меньше в производителях разбирается потребитель, которому невдомек, почему, казалось бы одно и то же, изделие стоит по-разному, так как определить, что произведено на потоке, а что вручную, не всегда легко. Возникает конкуренция на уровне крупного предприятия и малой пекарни, которая в этом случае работает не в своем сегменте: малой пекарне, например, под силу обеспечить широкий ассортимент небольшими партиями, а большому заводу нет, и наоборот, крупные партии — это преимущества фабрик. За последние 20 лет потребление хлеба упало в два раза, закрываются крупные заводы, потенциальные мощности существуют у предприятий только номинально. В таких условиях развивать малое хлебопечение оправданно только при четком сегментировании. Елена Григоренко: “Для малых пекарен, например, существует большой простор в отношении торговли “у дома”, когда хлеб можно подавать горячим. Эту возможность оценивают не все, потому что хотят, может быть, становиться большими заводами”. Из опыта, приобретенного отраслью в Москве, известно, что около 700 малых пекарен, созданных по задумке столичного правительства в 90-е годы, в свое время не выдержали конкуренции с большими заводами из-за проблем с формированием себестоимости, соблюдения технологий и качества.

Президент “Гильдии пекарей и кондитеров” Нижегородской области Валерий Градобоев считает, что малые пекарни необходимо развивать в районах области, жители которых давно отказались от традиционного набора — батон и буханка ржаного, и с удовольствием покупают сдобу и булочки. В противовес предположению, что “красивая идея “пекарни у дома” не работает”, он приводит факты: “Из области мне звонят многодетные матери и просят научить их печь хлеб, потому что им привозят его всего два раза в неделю”. Иными словами, есть объективная реальность необходимости воплощения этой идеи. По данным Валерия Градобоева, доля малых пекарен на нижегородском хлебном рынке составляет 15% от общего объема производства. До кризиса работало 200 точек, 50 из них закрылось.

Владимир Белявский привел пример отсутствия преференций и льгот не только для сегмента малого бизнеса, но и для крупных предприятий: “К нам обратился завод “Городецкий хлеб”, который решил развиваться на территории областного центра и в связи с этим просил предоставить 150 магазинов для реализации продукции. Пришлось лаконично ответить, что, согласно федеральному закону, вся муниципальная собственность предоставляется на конкурсной основе. Они прочитали, сделали выводы, взяли три тонара и работают”.

Генеральный директор компании “Ноябрь про” Геннадий Брайцев рассказал, как его хлебопекарное предприятие, выпускающее на Бору около 10 тысяч изделий в сутки, в кризисный год оказалось на грани банкротства по причине взвинченных процентов по кредиту: “После выхода федерального закона о приватизации муниципальной собственности нам пришлось на немалые заемные средства выкупать наши магазины. В прошлом году закон был отменен, но дело было сделано, а кредиты нужно отдавать. Банк начал буквально выкручивать нам руки, требуя срочно погасить задолженность в кризис, а когда мы не смогли этого сделать, повышал ставку по 3% в неделю. Переплата по кредиту составила десять с половиной миллионов рублей, нас лишили оборотных средств, посыпались иски от поставщиков. Кто нам вернет эти деньги?”.

Малый и средний бизнес не чувствует себя уютно в своей отрасли, тем более он стал уязвимее в период кризиса. Чтобы быть конкурентоспособным и востребованным, ему необходимы преференции от государства, говорит генеральный директор НП “Центр социально-консервативной политики в Приволжском федеральном округе” Евгений Семенов. Очертить диапазон необходимой государственной помощи должны сами хлебопеки, потому что кому как не им отлично известны все пробелы и чаяния сферы хлебопечения. Валерий Градобоев считает, что никаких шагов со стороны государства навстречу малому предпринимательству за прошедший кризисный год не сделано: “Засилье монополий, поднялись тарифы и стали у нас самыми высокими во всем ПФО. Есть кадровая проблема, потому что при наших заработках люди просто не хотят идти работать, им проще получать пособие по безработице. Федеральные законодатели дали право сократить величину налога по упрощенной системе, но кто конкретно смог эти воспользоваться?”. Руководитель аппарата комитета по экономике и промышленности Законодательного собрания Нижегородской области Светлана Тихомирова напомнила о скором повышении социального налога до 34%.

Евгений Семенов озвучил данные статистики, по которым в 60-х годах среднестатистический житель страны употреблял около 700 грамм хлеба в день, сегодня это показатель опустился до 200 грамм. Исполнительный директор “Каравая” отмечает, что к хлебу относятся как к очень простому, необязательному и не престижному продукту, в котором нельзя выделить класс премиум: “Круассан продается за девять рублей, но это не его цена, потому что хлеб — не только мука и вода, это еще этикетка, маркетинговые исследования, логистика, выкладка и взаимоотношения с магазинами”. “Пекарни в торговых центрах, где стоимость некоторых видов хлеба превышает 50 рублей, с одной стороны, создали нам конкуренцию, а с другой показали, что хлеб должен иметь цену”, — говорит Валерий Градобоев. На качестве при нынешней конкуренции никто не экономит, а вот цепочка сельхозпроизводитель — хлебопек должна быть усовершенствована с той точки зрения, что мука и зерно продаются, по большому счету, за копейки. “Хлеб — это ценный продукт, дорогой и сложный, нужно начать смотреть на него как на наследие, а после этого уже выстраивать хлебную политику и договариваться, куда мы идем вместе, и кто какую нишу занимает в отдельности”, — добавляет Елена Григоренко. Хлебопекарный рынок — высококонкурентный и способен себя контролировать, учитывая цены на зерно и муку. Но, как говорит Валерий Градобоев, монополисты могут “выдавить” кого угодно, а регулировка извне резко повышает расценки. По данным Елены Григоренко, последние 10 лет отрасль остается не рентабельной, ее максимум — это 3%, а для нормального развития рентабельность должна составлять 10%. До тех пор, пока все виды экономической деятельности не будут поставлены государством в равные условия, хлебная отрасль останется работать в жесткой конкуренции, где выживает сильнейший. Сейчас в Государственной думе начинается обсуждение законопроекта о хлебной отрасли и, главным образом, о существовании в ней малого бизнеса.
Источник: r52.ru

Также в разделе:

Новгородская область: Озимых посеяно больше, чем в прошлом году...

Новгородская область: Рапс на экспорт...

Темпы сбора урожая в Новгородской области опережают прошлогодние показатели...

В Новгородской области идет уборка урожая зерновых, раннего картофеля и овощей...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: